своими словамиопубликованноекнигикое-какая критикаблогe-mail

Александр Хургин

Zингер

Пришла к нам, значит, соседка Зина. Но это не имеет значения - то, что Зина она. Зина - это имя чисто в данном случае случайное и произвольное, и практически нарицательное. Пришла и говорит:

- Нет, ну вы мне скажите, фамилия Зингер по немецким законам на какую букву начинается? На "s" или на "z"?

- А что такое? - мы говорим.

А Зина говорит:

- У вас обязан быть словарь. Как минимум, русско-немецкий. Вы же, - говорит, - бля, интеллигенты.

- Словаря у нас нет, - мы Зине отвечаем. - Зачем нам словарь, да ещё русско-немецкий? В условиях независимой от обеих этих лингвоимперий Украины. Но у нас есть другой словарь. Энциклопедический, что ещё лучше.

Зина, конечно, стала нам объяснять, что "Зингер" - это машинка швейная старинная и ничего общего у неё ни с чем-либо-это-значит-педическим нет. А мы ей, в свою очередь, объяснили, что речь не просто о педическом, а об энцикло-педическом словаре. И это совсем не одно и то же самое в принципе.

И посмотрели, на какую букву, значит, этот "Зингер", и выяснили, что на "s". А совсем не на "z". Там, в этом энциклопедическом словаре - несмотря на то что он малый и советский - возле фамилии, по-русски написанной, в скобочках та же самая фамилия давалась на языке оригинала, то бишь первоисточника.

И вот тогда Зина сказала, причитая и вскрикивая:

- А-а, - сказала она. - Вот, значит, какой мой родной внук аферист и гад ползучий. Единственную свою оставшуюся бабушку обуть хотел и обобрать до последней нитки. Последнего Зингера отнять, последней, значит, ценности в доме лишить навеки.

Мы, конечно, ничего-стоим-понять-не-можем. А что оказалось? Оказалось - внук сказал, что купит у Зины её машинку "Зингер" 1899 года выпуска на металлолом за двести американских долларов - если, конечно, она по-настоящему фирменная, а не польско-подольская подделка. И узнать это, сказал, можно простым проверенным способом: на машинке, которая настоящая, слово "Зингер" пишется с буквы "Z", а на той, которая польско-подольская - с буквы "S".

Ну, надо же, какие внуки пошли нехорошие у старшего поколения пенсионеров и ветеранов комтруда. И кто их таких воспитал? Какая семья и школа? 

Да, если так дальше пойдёт - то плохи наши дела. И даже не плохи, а херовы. С исторической, конечно, точки зрения и в историческом же контексте. А так, дела у нас ничего, жить можно.

Васины добрые и иные дела

Надоело как-то Васе делать гадости, и он, как обычно, начал делать добрые дела. Прямо сразу. Без какого-либо плавного переходного периода. Вчера, значит, пакостил направо и налево, вдоль и поперёк напропалую, а сегодня всем норовит сделать что-нибудь. В смысле, хорошее, доброе и запоминающееся на всю жизнь до гроба. И вот он делает, делает - а у него ничего путного не выходит и не предвидится. То есть никто не хочет и не жаждет от него добрые его дела принимать как должное с распростёртыми объятиями и слезами счастья на глазах. Все почему-то гадостей каких-нибудь ждут искренне. И от этого ведут себя с настороженным восторгом и предвзятостью. 

Конечно, Вася на людей обижался. Мол, что за ерунда в решете и что за недоверие неоправданное? И где презумпция того, что человек звучит гордо и рождён для добра, любви и всех благ?

И так обижался Вася на людей, обижался, совал им свои добрые дела в нос, совал, потом разочаровался в добре и его целебных свойствах и снова начал гадости делать самозабвенно. 

И все воспринимают это как должное, ходят с Васей в кафе и в гости и вообще - подобру-поздорову приятельствуют. А он от деланья гадостей удовольствие получает. Вполне заслуженное и непреходящее. То есть бесконечное. И всем от этого хорошо, прекрасно, великолепно и, уж во всяком случае, неплохо и лучше чем было. Это - как минимум и даже как пить дать.

2000

Вернуться к списку опубликованного

Книги Александра Хургина можно купить. Но можно и не покупать. Но лучше купить

© Александр Хургин, 2013

© Alex Kachanov, разработка сайта, 2011